Интервью изданию Волчий Голод

[19/02/2015]
Источник: ВОЛЧИЙ ГОЛОД Оскал первый...

Волчий Голод: Приветствую KREIVISKAI! Акцент на выражении каких мыслей, эмоций вы ставили, записывая первые творения?
Kreiviskai: Kails! Мы постарались изобразить некую единую, цикличную как сама жизнь мистерию, тесно связанную с естественным, природным мировоззрением, основанную на сочетании Тверского фольклора, мифологии и истории с нашим собственным творчеством. Если не рассматривать каждый элемент альбома в отдельности, то основной мыслью и одновременно целью альбома являлось возрождение народной музыкальной и песенной традиции в региональном, местном ключе, вне сомнительной концепции «общерусскости», сводящей местные культуры к чему-то одному большому, серому и поверхностно-унифицированному.

Какие образы должна вызывать музыка KREIVISKAI у слушателя?
Самые разные, как и сами песни, сильно отличающиеся друг от друга. Образы ярой стужи,  жаркого лета, осеннего проливного дождя, войны, деревни с традиционным укладом, трагического  пепелища опустошённого родного края, чувства безысходности, потери и вместе с тем ярости и надежды.  Например, в композиции «Святвячор» нам хотелось передать образ гадающих на святках деревенских девушек. Традиционно это выглядело так:  по одному предмету от всех участвующих в гадании клали в сосуд с водой (как правило, это были кольца). В момент пропевания куплета, из сосуда не глядя доставали один из предметов. Какой куплет в этот момент пропевали (гадали), то и выпадало на долю его владельца. А значение куплетов было разнообразным – смерть, голод, дорога, богатство и мн. др. Отсюда в композиции слегка нестройное, но естественное пение, звуки окружения – треск поленьев в печи, скрип двери, капающая вода. Мы хотели, чтобы это было чем-то большим, чем просто музыка. Это цепочка образов, описывающих жизненный уклад с его разных сторон.

Сочинение музыки - это процесс самопознания для вас?
Скорее наоборот – самопознание это один из элементов творческого импульса, одна из предпосылок  к  творчеству. Сочинение музыки – это скорее процесс профессионального и музыкального роста, стремление  и попытка воплотить ранее осознанное.    

Назовите самую яркую отличительную черту вашей музыки.
Наверное, разнообразие. Мы не пытались следовать какому-то единому канону, и в результате получился неплохой, как нам кажется, сплав нескольких стилей, мирно уживающихся друг с другом. Сложно сказать, будет ли следующая работа похожа на «Zemmis Supnāi», но вполне определённо можно заявить, что к разнообразию мы будем стремиться, как в отношении характера музыки, так и в отношении инструментов.

Вы считаете себя художниками, в том плане, что вы рисуете музыку? Что заставляет вас заниматься музыкой?
Здесь все зависит от того, несёт ли наша музыка определённую эстетическую и практическую ценность. Нам хотелось бы думать, что да. Что касается причин, почему мы этим занимаемся, то здесь опять же есть внутренняя индивидуальная потребность творить, а есть практическая необходимость. Что касается второго, то мы очень хотели привлечь внимание современного тверского (шире – российского) общества к традиционному народному музыкальному и песенному творчеству нашего региона, так как сегодня этот интерес крайне низок.  В первую очередь из-за узости аудитории "классических" тверских фольклорных ансамблей, а во вторую – из-за банальной непонятности современному слушателю сложных старинных музыкальных форм, требующих какой-то расшифоровки для их понимания, адаптации под условия настоящего. Нам хотелось подарить новую жизнь древним фольклорным формам, по этой причине в нашем звучании Тверской «аутентик» – песни и множество старинных инструментов – получил тесную связь с современными формами ambient, dungeon synth, neofolk, martial…

У вас есть какая-то цель, идея или идеал, которые хочется воплотить в звуке?
Касаемо воплощения какого-либо идеала – наверное, такого нет, если речь именно о формах звучания. Разумеется,  у нас были ориентиры в лице проектов схожих концепций и жанров. Это такие мэтры «этно-арта», как питерская «HVARNA», или гуру литовского неофолка «DONIS». Отчасти нам хотелось двигаться в тех же направлениях. Однако на деле, как нам кажется, вышло что-то иное – и даже довольно далёкое от наших первоначальных планов. И это уже целиком наш путь и наше звучание.  Что касается идей, то они, конечно же, есть. Одна из них – это «атмосферность» звучания, его «объёмность», способность перенести слушателя в место и время действия композиции. Может быть качество записи не позволило нам добиться этого в полной мере на первой пластинке, однако теперь мы знаем, на что именно стоит обратить внимание на последующих.

Как насчет живых выступлений? 
На данный момент нынешний формат группы и количество участников не позволяют проводить живых выступлений на желаемом уровне. KREIVISKAI инициировался изначально как исключительно студийный проект. Хотя возможность переноса «мистерий» на сцену в будущем мы не исключаем.  

Когда мы услышим новые творения?
Определённости пока нет, но творческий процесс над следующим альбомом уже начат и он непременно увидит свет. 

Расскажите нашим читателям об этнокультурном объединении "ТВЕРЖА"? 
Объединение создавалось как сообщество единомышленников, желавших изучать и сохранять  чудом дошедшие до нашего времени крупицы языческих древностей на территории тверского края. Позже из этих крупиц для нас стала складываться картина древней истории нашей земли, мы стали понимать во многом исключительное её место среди других культурных регионов. Эта исключительность, особость, не в малой степени обеспечивалась сакральным наследием, доставшимся нашей земле от древнего народа кривичей – одного из народов древней Балтии. Кривичи не были славянами, как было принято считать до недавних времён, когда археология расставила практически все точки на «i» в их этническом происхождении. Их язык был одним из балтских языков, он был родственным прусскому. Именно поэтому мы приветствовали вас по-прусски, а на нашем альбоме, названном также по-прусски (Zemmis Supnāi – «земли сны»), одна из старинных тверских песен переведена на этот язык. В более поздние времена Тверская земля не в малой степени из-за своих кривичских – балтских – корней тяготела к Литве, пока не была захвачена Московией. «Твержа» изучала и изучает эту тверскую уникальность. Ещё недавно сфера деятельности объединения была довольно широкой: от этнографических исследований и изысканий в области материальной и духовной культуры народов, заселявших Тверскую землю, до издательской деятельности. Недавно «Твержей»  был издан второй номер альманаха VELE, посвященного подобным вопросам. И однажды именно участниками объединения «Тве́ржа» и был сформирован KREIVISKAI.

Вас можно назвать борцами с системой? Если да – то почему вы продолжаете бороться, ведь вы все равно проиграете?
И «Тве́ржа», и «KREIVISKAI» – это проекты, стоящие вне политики – в немалой степени из-за того, что политики в современной России попросту нет, она сведена до уровня заказного спектакля. Однако одной из наших миссий является противостояние на культурном уровне нашего региона насаждаемым извне порядкам провинциализации и централизма современного воплощения «Московской империи». Ведь в конечном итоге, настоящая региональная политика может вырасти только из мощного локального культурного базиса, который рано или поздно принесёт свои плоды. И мы может быть не выиграем, но точно не проиграем.

Каким вы видите идеальный мир? 
Мечты об идеальном мире – это утопизм, на деле такие стремления часто приводят как раз к обратному – антиутопии. Нам ближе мир, в котором есть тени, есть непрерывное движение вперёд, где рушатся царства «подменённых понятий» и строятся новые порядки, которые в свою очередь так же неизбежно исчерпают свою актуальность и потеряют смысл.

Ваши финальные слова всем тем, кто читает это интервью…
Будьте верны себе, своему лесу, могилам своих предков. Старайтесь видеть великое в малом.
Ērdiw!

ABOUT

SMTH

АВТОРИЗАЦИЯ
Имя:
Пароль: